“И снится до сих пор Панджшерское ущелье…”

Вячеслав Егоров – один из немногих, кто имеет боевой орден за афганскую кампанию – Красной Звезды.
-За что получил? Да не знаю, все воевали одинаково, ничем от других не выделялся. Разве что в провинции Баграм, когда я корректировал огонь артиллерии и были уничтожены десятки душманов (“афганцы” называли их “духами”), командир и представил меня к награде…, – скромно рассказывает про свои ратные дела Вячеслав Ермолаевич.
Никогда не думал простой ягульский парнишка Слава Егоров, в 1982 году окончивший среднюю школу и поступивший в техучилище №7 г. Ижевска, что с оружием в руках придётся защищать интересы Отечества в горах и ущельях другого государства. Но именно так и случилось в его жизни в далёкие восьмидесятые годы прошлого столетия.
Позади “учебка” в г. Пренай Литовской ССР, и в сентябре 1983 года рядового Егорова направляют для дальнейшей службы в Афганистан. Попал в провинцию Баграм, где находилось печально известное Панджшерское ущелье – логово самого известного полевого командира Ахмад Шаха. Сколько потерь наши войска понесли в боях за это ущелье, так до конца войны его и не контролировали. Говорят, Ахмад Шах закончил военную академию в Англии, его воинов инструктировали и обучали иностранные наёмники. Вот что рассказывает сам ефрейтор запаса В.Е.Егоров.
-Жили мы вначале в палатках, затем построили казармы из фанерных модулей. Нам повезло в том смысле, что как раз с Ахмад Шахом на один год было заключено перемирие и активных боевых действий вначале не велось: мы находились на блок-постах, несли караульную службу, наблюдали за противником. Поскольку было перемирие, считали проходящие караваны, сколько там было людей, отмечали, в каком направлении, каким курсом двигаются. Вскоре боевые действия возобновились, и война продолжилась. Неделю-полторы мы “ползали” по горам, выискивая врагов и уничтожая караваны с оружием и продовольствием, затем возвращались на базу и приводили себя в порядок. Через некоторое время – снова операция. Бывало, в труднодоступные места нас закидывали на вертолётах.
Нас с напарником ребята всегда прикрывали, мы с рацией находились в середине группы. Заметив моджахедов, сообщали координаты артиллеристам, да и лётчикам с вертолётчиками. Было ли страшно? Поначалу – да, потом привыкаешь. Да, гибли и боевые товарищи (в основном, по глупости и неосторожности), но в нашем 345-ом воздушно-десантном полку потери были незначительными.
Демобилизовался Вячеслав Егоров весной 1985 года и уехал из Ягула в г. Норильск, к своей невесте, которая ждала его из армии. Поженились в том же году (зарегистрировались в Кизнере), и 30 лет (с 1986 по 2016 годы) Вячеслав Ермолаевич трудился в Норильске на никелевом заводе электролизником водных растворов.
Сейчас он на заслуженном отдыхе, проживает с мамой в д. Ягул, но ездит к семье в Норильск по мере возможности.
Он не любит рассказывать про эту войну, не кичится тем, что имеет орден за боевые заслуги. Впрочем, эти простота и скромность присущи практически всем бывшим “афганцам” – настоящим мужчинам и защитникам интересов нашего Отечества.

Юрий Решетников.