Кто ответит за гибель пчёл?

В 20 регионах России отмечена массовая гибель пчёл. В тревожном списке регионов состоит и Удмуртская Республика, где пострадавшими числятся более 40 пасек в районах, в том числе, Кизнер-ском. Попытку разобраться в ситуации и найти подходы к решению проблемы инициировал Минсельхоз УР, пригласив к обсуждению, помимо представителей местной власти, специалистов контролирующих органов, пасечников со всей республики. Кто не смог в этот день приехать в Ижевск, тоже участвовал в разговоре – совещание шло в режиме видеоконференции. Вела его министр сельского хозяйства и продовольствия УР О.В.Абрамова.

В нашем районе зафиксированы два факта массовой гибели пчёл: в Гыбдане и Удмуртском Сарамаке. По сигналу на места выезжала специально сформированная комиссия в составе специалистов сельхозуправления и ветслужбы. Но что они могли предпринять? Разве что зафиксировать факт гибели пчёл, потому как насчёт причины падежа необходимо обращаться в диагностическую лабораторию г. Казани, в нашей республике такой службы нет. Не каждый пасечник найдёт в разгар сезона время и возможность туда обратиться. Можно идти прямо в прокуратуру или суд. Но без заключения лаборатории у пчеловодов не так много шансов выиграть дело в суде или даже утверждать, что пчёлы отравились ядом.
Кстати, один из наших местных пчеловодов комиссию на свою пасеку не пустил, общаться отказался. Но на встречу в Ижевск приехал и очень бурно выступал, доказывая, что виноваты в случившемся хозяйства, в которых в разгар цветения рапса организуются химобработки, вследствие чего так пострадали пасеки.
С этим мнением солидарны многие пчеловоды, которые обвиняют сельхозтоваропроизводителей в том, что те нарушают инструкции применения ядов для обработки посевов. И требуют введения запрета на их использование.
Ожидать, что хозяйства пойдут на это, не приходится. Использование средств химзащиты – это часть технологии, без обработок урожая не получить, потери окажутся очень существенными. Блошки попросту уничтожат посевы того же рапса, который в этот период цветет и привлекает пчёл.
Разработаны чёткие инструкции при проведении обработок пестицидами. Они включают общие требования безопасности, такие, как обязательное заблаговременное оповещение и информирование населения о запланированных работах и запрет на обработку полей в период цветения. Должны соблюдаться санитарно-защитные зоны, обработки проводиться в раннее утреннее или вечернее время, учитываться “роза ветров” и т.д.
В отношении тех, кто инструкции нарушает, Россельхознадзор оформляет административные дела, штрафует. Есть факты обращений в суд. Однако ведомство с некоторых пор лишено права проверять, чем именно обрабатываются поля и как эти препараты влияют на экологию. И в этом тоже есть претензии пчеловодов, которые часто ссылаются на сомнительное качество применяемых ядов, поставляемых, по их информации, из стран, где они запрещены к использованию.
Главное Управление ветеринарии УР также не может дать конкретного ответа, чем и каким именно ядом отравились пчелы, но у ведомства есть свои серьёзные претензии к пчеловодам. Далеко не все пасеки регулярно проходят ветеринарно-санитарную проверку на наличие заболеваний пчёл, многие пчеловоды работают без специальных документов, а значит, нарушают закон. Как в таком случае доказать, к примеру, в суде, что именно яды, а не болезни вызвали массовую гибель?
Факты массовой гибели пчёл отмечались и в прошлом неоднократно. Тогда никто особо не разбирался в причинах, и, разумеется, потери пасечникам не компенсировались. Теперь разрабатывается другой подход. Минсельхоз готов пойти навстречу, но в отсутствие подробных и достоверных данных невозможно оценить масштаб проблемы и очень сложно разработать и задействовать механизм возмещения ущерба. Потому ведомство ждет сведений конкретно по каждому муниципальному образованию, чтобы иметь как можно более полную картину. Это могло бы помочь в разработке механизма компенсации потерь. Об этом министр говорила присутствующим.
Остановилась Ольга Викторовна на необходимости наладить более тесное взаимодействие между сельхозтоваропроизводителями и пчеловодами, а конкретно – умения ими между собой договариваться. А ещё она предложила всем заинтересованным лицам поучаствовать в создании поправок и изменений в недавно принятый закон о регулировании пчеловодства в УР, который, как оказалось, учитывает не все моменты.
Свои предложения пчеловоды включили в составленное здесь, на совещании, обращение, под которым поставили свои подписи. Среди инициатив есть пункт о создании собственной диагностической лаборатории, которая могла бы оперативно давать заключения по составу используемых препаратов и их влиянию на пчёл. А также алгоритм действий пчеловодов в случае возникновения “ЧП”.
Министр посоветовала пчеловодам пользоваться услугами консультационного центра, действующего при Минсельхозе, при составлении исков и обращений в суд. Пока это единственный верный путь добиваться компенсации ущерба, хотя и, как оказалось, далеко не всем гарантированный. На него могут рассчитывать лишь те, кто работает в рамках правового поля и действующего законодательства.

Надежда ДАНИЛОВА.