Начальник кизнерской милиции

Когда началась Великая Отечественная война, советская милиция и органы госбезопасности были объединены. Наш районный отдел милиции стал называться РО НКВД. В 1941 году начальником отдела стал сержант госбезопасности А.И.Ившин. Но уже в 1943 году на эту должность назначается уроженец д.Айдуан-Чабья К.П.Кузнецов.

Когда его вызвали в Удмуртский обком партии и сообщили о назначении, Кондратий Петрович попробовал возразить:
-Готов в любой другой район, но в Кизнерском работать будет трудно, там много знакомых, родных, ведь это моя родина.
-Нам это известно, – ответил секретарь обкома,- но кандидатура ваша утверждена. Отдел в Кизнере создан сравнительно недавно, работы еще много и трудностей тоже. Но вы знаете удмуртский и татарский языки, это вам облегчит работу с населением.
Возможно, желание защищать закон и жизнь людей появились у Кондратия Петровича, когда он, еще мальчишкой, учась в школе на станции Кизнер, стал вместе с товарищами невольным свидетелем расправы белогвардейцев над их учительницей. Когда пришли красные, мальчишки рассказали командиру об этом и показали место её захоронения. Командиром красных оказался еще совсем молодой будущий маршал В.И.Чуйков (позднее у майора Кузнецова была с маршалом небольшая переписка, и в семье хранят одно из коротких писем Чуйкова).
Начал службу Кондратий Петрович фельдъегерем. Эта служба называлась в давние времена «Почтой особой важности» и занималась (и сегодня занимается) доставкой особо ценной и секретной корреспонденции по стране и за ее пределами. Потом Кузнецов учился в Совпартшколе, работал в НКВД. И вот назначение в родной район…
В годы Великой Отечественной войны на работников милиции, кроме охраны общественного порядка, еще возлагалась работа по поиску дезертиров из армии, пресечению спекуляций продовольствием, хищений, а в нашем районе – еще и контроль за строительством аэродрома и работой объектов военного назначения.
В своих воспоминаниях К.П.Кузнецов пишет:
«В годы войны в Кизнере было неспокойно. Солдаты- штрафники из воинских частей в Ягуле и Пыжмане прибавляли работы милиции. То расследуем убийство, то грабеж. Бывало, сотрудники ночевали на рабочих местах, не потому, что боялись, а потому, что в любую минуту могло прийти сообщение о преступлении, и нужно было оперативно действовать.
Народ в Кизнере был правильный, но есть такая поговорка «Бог без шайтана не может». Так и получалось. А каких трудов стоило сотрудникам поймать предателей, дезертиров, потом расследовать их дела! Такие люди, к сожалению, были, до сих пор помню их фамилии.
Но главное – работали тогда в отделе смелые, умные, оперативно грамотные, верные службе милиционеры. Оперуполномоченные П.Погребняк, А.Фотиев, В.Богданов, Егоров, Лебедев, Павлов. Таких не забудешь!».
Как и многие работники милиции, Кондратий Петрович имел бронь и на фронт не призывался. Но в его архиве хранятся боевые награды – ордена Красного Знамени и Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги». Как они были заработаны, Кондратий Петрович мало рассказывал, потому что выполнял он особые секретные задания. Но всё же из отрывочных воспоминаний детей можно предположить, что он сопровождал в действующую армию оружие. Иногда уезжал и появлялся только через 2-3 месяца. Семья ждала в тревоге, хотя все знали, что у отца такая работа.
В 1949 году Кондратий Петрович получил новое назначение. Он был утверждён начальником Балезинского РО НКВД, потом Зуринского и Нылгинского районных отделов внутренних дел. Здесь, в Нылге, он и остался жить, здесь и скончался после болезни в 1986 году.
С женой Анной Петровной они вырастили пятерых детей – троих сыновей и двух дочерей. Дочери Галина и Валентина – ветераны педагогического труда, сын Владимир имеет звание «Почетный нефтяник РФ». Все выросли трудолюбивыми и достойными своего отца.

В.ШИБАНОВА, хранитель фондов Кизнерского краеведческого музея.