От спячки — к национальному возрождению. 4 ноября исполнится 100 лет государственности Удмуртии

Пришла свобода, пришла Федерация, пришли самоопределение и самоуправление. Такие великие, святые слова на знамени великой революции. Так проснитесь же, угнетенные народы! Эти великие лозунги великих людей касаются нас, и наша святая обязанность осуществить их не только на словах, но и на деле.

Из резолюции I Всероссийского съезда удмуртов.

От спячки — к национальному возрождению

 Не успело еще затихнуть эхо от залпов «Авроры», как народы России пришли в движение за определение своего отношения к новому, Советскому правительству, за определение путей своего национального развития. Это движение проникло и в удмуртскую среду.

В конце июня 1918 г. в Елабуге собрался I Всероссийский съезд удмуртов. К его открытию — 26 июня — собралось 78 делегатов из Вятской, Казанской, Уфимской, Пермской губерний. Делегаты представляли все социальные слои удмуртского народа, людей различных общественных положений и мировоззрений.

Съезд открыл инициатор его созыва К. С. Яковлев, руководитель Елабуж- ского удмуртского совета, учитель по профессии, эсер по партийной принадлежности. Председателем съезда делегаты единогласно избрали М. П. Прокопьева, члена Осинского уездного исполкома Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов, учителя по профессии, фронтовика, большевика.

Первое слово для выступления предоставляется журналисту В. И. Сухо- доеву, приглашенному на съезд в качестве гостя. Он рассказал собравшимся о том, как кучка злонамеренных, легкомысленных карьеристов конца XIX в., основываясь на ложных рапортах полицейских урядников, бабьих сплетнях и ни на чем не обоснованных слухах, хотела обвинить в человеческих жертвоприношениях мултанских удмуртов и тем самым наложить клеймо позора на полумиллионный удмуртский народ. Представители русской прогрессивной общественности выступили с гневным протестом против обвинения удмуртов и добились оправдания их на судебном процессе. Съезд, сказано в его протоколе, бурными аплодисментами выразил глубокую благодарность В. И. Суходоеву как одному из страстных защитников мултанских удмуртов на страницах тогдашней печати.

Делегаты единодушно приняли предложение послать от имени съезда приветственную телеграмму писателю В. Г. Короленко, принявшему самое деятельное и близкое участие в защите мултанских удмуртов. Кроме того, съезд постановил написанную Короленко книгу «Дело мултанских вотяков» издать на родном языке удмуртов.

В работе съезда участвовали также представители других народов. С теплой приветственной речью от имени эстонского народа выступил А. А. Перку. Он напомнил о тех этнических узах эстонского и удмуртского народов, на которых основывается их взаимное притяжение друг к другу. Гость пожелал, чтобы развитие эстонцев и удмуртов шло совместно с другими финно-угорскими народами. От имени марийского народа делегатов приветствовал П. П. Глезденев, просветитель, ученый, общественный деятель. Признавая принцип, что только в единении сила, оратор призвал удмуртов идти рука об руку с народом мари.

После такой вступительной части делегаты приступили к обсуждению повестки дня съезда, предложенной Елабужским удмуртским советом. В процессе обсуждения коммунисты внесли существенные поправки и изменения в ряде пунктов повестки. В окончательном виде на обсуждение были поставлены следующие вопросы: доклады с мест, о народном образовании, об издательском деле, об отношении удмуртов к созданию Татаро-Башкирской республики и При- камской губернии, об образовании отдельных удмуртских волостей, о снабжении и кооперировании удмуртского населения, о народном здравоохранении, о Центральном удмуртском комиссариате и выборе двух представителей в Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР, о преподавании в школах закона Божьего.

Анализируя протокольную запись выступлений, следует отметить, что в них выражалось глубокое удовлетворение актом созыва Всероссийского съезда удмуртов, питалась надежда, что съезд сделает первые практические шаги к реализации права народов России на самоопределение. Все благие и добрые упования, которые от вековой несправедливости накопились в душе удмурта, отмечалось в выступлении представителя Мултанской  волости Малмыжского уезда П. Леконцева, теперь, с установлением равенства, братства и свободы, настойчиво просятся в жизнь. Можно понять мысли делегатов, их настроение и горячее желание скорее избавиться от тяжелого, гнетущего наследия царизма, одним из проявлений которого являлась территориальная разобщенность удмуртского народа.

Выработать  новое административное деление, способствующее единению народа, его экономическому и культурному процветанию, достичь равенства в этом отношении с другими передовыми народами — к этому сводился смысл докладов с мест. Делегаты выразили желание скорейшего образования национальной административно-территориальной единицы, объединяющей удмуртов, проживающих в paзных губерниях.

В то же время делегаты сознавали, что основная масса удмуртского народа находится ещё в «спячке» и потому потребуется большая разъяснительная работа среди них, чтобы, как сказано в документе, «пробудить спящие чувства национального самосознания». Съезд выразил горячее стремление делегатов к национальному возрождению. Этой идеей пронизаны почти все выступления. В качестве путей достижения этой цели указывалось: самоопределение, создание административно-территориальной единицы, соответствующей месту проживания удмуртов, достижение равноправия наций, подъём культуры народа, его национального самосознания.

Обсуждая вопрос о народном образовании, ораторы сходились в том, что национальная школа должна быть автономной, и управление удмуртскими школами должно перейти в руки удмуртских организаций, обучение в национальных школах должно вестись на родном языке учащихся. Отмечалась необходимость создания для удмуртов средних учебных заведений, открытия в первую очередь учительских семинарий и сельскохозяйственных школ.

Освободительные идеи Октября всколыхнули тягу удмуртского народа к образованию. Делегаты Мултанского волостного съезда дали наказ своим посланцам на съезд удмуртов: просить съезд исходатайствовать об открытии в селе Мултан среднего учебного заведения. Расходы по постройке его здания жители этой и окружающих волостей Малмыжского уезда принимали на себя. Известно, что в селе Новый Мултан действительно позднее была открыта учительская семинария, преобразованная в последующие годы в педтехникум.

На съезде поднимался вопрос о создании Национального музея, где были бы собраны все ценности для освещения истории и этнографии удмуртов. Такой музей был создан в Ижевске вскоре после образования Удмуртской автономной области. Обсуждался также вопрос об организации национального издательства для выпуска литературы на удмуртском языке. В первые годы Советской власти такое издательство также было создано.

При обсуждении вопроса о народном здравоохранении подчеркивалась настоятельная необходимость улучшения медицинского обслуживания удмуртского населения, подготовки специалистов-медиков.

Делегаты съезда высказались за желательность распространения кооперативного движения среди удмуртов, создания сельскохозяйственных кооперативных объединений.

При рассмотрении вопроса об отношении удмуртов к созданию Татаро- Башкирской республики делегаты выразили свое несогласие войти в нее. На формирование такого мнения повлияла, очевидно, статья М. П. Прокопьева, пользовавшегося большой популярностью и влиянием среди удмуртской интеллигенции, о Татаро- Башкирской республике, опубликованной накануне открытия съезда в газете «Виль синь». Автор публикации пропагандировал идею образования своей, удмуртской, административно- территориальной единицы и непосредственного (прямого) вхождения ее в РСФСР.

В то же время делегаты съезда положительно отнеслись к идее образования Прикамской губернии, полагая, что данное административно-территориальное новообразование объединит почти всех удмуртов, разбросанных по пяти губерниям страны, и будет способствовать развитию экономических и культурных связей народа, чему раньше препятствовала административная система царской России.

Свое отношение к РСФСР делегаты выразили в следующих словах: «Мы должны соблюдать общее единение с русскими гражданами и составить с ними единое государство. Все народы, и большие и малые, многочисленные и малочисленные, составят общий союз, и тогда земля наша (Российская) будет землей союза народов, где у каждого народа будет свое управление (внутреннее), свой суд, свои законы, свой язык, свое образование, свое правительство. Только тогда, когда каждой народности будет предоставлено свое полное самоуправление (внутреннее), проснутся спящие народы и быстрыми шагами пойдут по пути прогресса, только тогда все народы и мы, удмурты в частности, быстрыми шагами пойдем вперед по пути цивилизации…

Пришла свобода, пришла Федерация, пришли самоопределение и самоуправление. Какие великие, святые слова на знамени великой революции. Так проснитесь же, угнетенные народы! Эти великие лозунги великих людей касаются нас, и наша святая обязанность осуществить их не только на словах, но и на деле».

Так торжественно и клятвенно высказались делегаты от имени всего удмурского народа быть вместе с русским народом. Вопрос об образовании отдельных удмуртских волостей не встретил единодушия, некоторые участники съезда опасались того, что решение этого вопроса может вызвать конфликты с соседствующим русским населением.

Съезд избрал М. П. Прокопьева и М. П. Поздеева представителями в Наркомнац РСФСР. В следующем месяце при Наркомнаце создается Удмуртский отдел во главе с М. П. Прокопьевым. Находясь у руководства Удмуртским отделом, Михаил Прокопьев с большой энергией взялся за претворение в жизнь решений I Всероссийского съезда удмуртов. Но работе помешал белогвардейский мятеж в Ижевске, охвативший значительную часть прикамской территории. Лишь после подавления мятежа стало возможным продолжить начатое дело.

При губернских и уездных исполкомах Советов депутатов создаются удмуртские национальные организации — секции отделов национальностей и подотделы при отделах народного образования. Развертывается широкая пропаганда через печать на удмуртском языке идей социалистической революции, первых декретов Советской власти. Прокопьев составил проект будущей Удмуртской автономной трудовой коммуны (области).

Вместе с тем жизнь, события в стране выдвигали перед Удмуртским отделом новые задачи. Для решения их намечено было провести в конце марта 1919 г. в Сарапуле II Всероссийский съезд удмуртов. К этому сроку сюда стали стекаться делегаты. Сюда же из Москвы прибыл заведующий Удмуртским отделом Наркомнаца РСФСР, инициатор созыва съезда М. П. Прокопьев.

Но работе съезда помешало начавшееся приближение колчаковских войск с востока к Сарапулу. Многие делегаты из-за этого не смогли прибыть. Началась эвакуация советских учреждений из города. Работа съезда была перенесена на родину Прокопьева — в село Нырью Ядыгерской волости Мамадышского уезда Казанской губернии. Съезд работал с 31 марта по 4 апреля 1919 г. В отличие от предыдущего съезда, состав делегатов второго съезда был рабоче-крестьянским. Буржуазные элементы, священнослужители на съезде не участвовали. Поскольку не все делегаты смогли прибыть, съезд признал себя совещательным. Работа съезда проходила на удмуртском языке.

Следует сказать, что протоколы II Всероссийского съезда удмуртов до сих пор не найдены, поэтому о нем остались очень скудные сведения. Исследователям известен отчет о работе съезда, где сообщается, что на съезде обсуждались такие вопросы: национальный, помощь Красной Армии, развитие культуры, сельского хозяйства, выполнение налогов, отношение к религии, профессиональные союзы, народное образование, удмуртский язык и азбука, и другие.

Съезд принял постановление об образовании Удмуртского комиссариата. Решения съезда хотя и не имели решающей силы, но представляли мощный пропагандистский материал, призывающий к борьбе с врагами Советской власти, к строительству новой жизни.

Однако с наступлением колчаковских войск выполнение решений II Всероссийского съезда сорвалось. Территория Удмуртии превратилась в арену боевых действий. Лишь летом 1919 г. она была очищена от белогвардейцев и на ней восстановлена Советская власть.

Н. Павлов,

из книги «Вчера, сегодня, завтра Советской Удмуртии»,

г. Ижевск, издательство «Удмуртия», 1990 г.