Так начиналась история Удмуртской Республики

В год 100-летия государственности Удмуртии уместно обратиться к истокам образования автономии

У истоков создания автономии республики стоял комиссариат по делам удмуртов. Что же это за орган?

Национальный вопрос в молодом советском государстве начал решаться практически сразу после революции 1917 года. В соответствии с «Декретом об учреждении Совета Народных Комиссаров» (принят II Всероссийским съездом Советов 26 октября (8 ноября) 1917 года) одним из первых был образован так называемый Наркомнац — Народный комиссариат по делам национальностей. Его деятельность распространялась на территорию РСФСР и на все национальные окраины бывшей Российской империи. Первым народным комиссаром по делам национальностей был назначен И. В. Сталин

Постановлением Наркомата по делам национальностей РСФСР от 31 июля 1918 года при Наркомате был учрежден Вотский отдел для осуществления ленинской национальной политики среди удмуртского народа.

В соответствии с постановлением коллегии Наркомата по делам национальностей РСФСР от 28 октября 1919 года он был переименован в Центральный комиссариат по делам вотяков.

В декабре 1919 года был переведен в г. Сарапул. Он проводил работу по созданию удмуртской автономии, вел организационную, политико-массовую, культурно-просветительскую работу среди удмуртского населения, подготовку партийных и советских национальных кадров. Упразднен в 1921 году на основании декрета ВЦИК «О реорганизации Наркомата по делам национальностей РСФСР» и создания Удмуртской автономной области.

Дом в Сарапуле, где находился этот орган, сыгравший решающую роль в создании автономии удмуртского народа, сохранился до наших дней — он находится на углу улиц Первомайской и Раскольникова. Кстати, в то время его адрес звучал по-другому: угол улиц Красная и мичмана Раскольникова. (Есть повод вспомнить интересный документ: протокол заседания Революционного Комитета г. Сарапула и уезда от 21 октября 1918 года, одним из пунктов которого стало решение о переименовании улиц города. Согласно этому документу улица Вятская (сегодня Раскольникова) была переименована в улицу Красную, а улица Сарапульская (сегодня Первомайская) — в улицу мичмана Раскольникова. Да-да, названия некоторых улиц в советское время менялись неоднократно.)

Руководил работой комиссариата Иосиф Алексеевич Наговицын (1888-1937). Родился этот человек, стоявший у истоков создания удмуртской автономии, в деревне Омутница (ныне Глазовский район) в удмуртской крестьянской семье.

После окончания трехклассной школы поступил в Глазовское городское училище, где в 1903 году сблизился с марксистами.

Учился в Вятском сельскохозяйственном училище, где стал членом социал-демократического кружка. В 1905 году был исключен из училища за участие в студенческой забастовке. Активно участвовал в революции: распространял прокламации, вел агитацию среди крестьян на русском и удмуртском языках.

В 1905-1907 годах вел партийную работу в Вятке, Глазове, Екатеринбурге. В 1907 году его арестовали и сослали в Енисейскую губернию. В 1913 году Иосиф Наговицын эмигрировал из России, жил в Бельгии, Франции, Великобритании, участвовал в заграничных организациях большевиков. В конце 1918 года вернулся в Россию, работал в Коммунистическом университете им. Я. М. Свердлова.

Одной из главных задач комиссариата было создание удмуртской автономии. Началась кропотливая работа по формированию условий для создания государственной автономии.

Особенно остро стоял вопрос о подготовке кадров, а также налаживании системы агитационно-пропагандистской работы на удмуртском языке. Большую работу провел издательский отдел Удмуртского комиссариата, возглавляемый известным писателем Кузебаем Гердом (К. П. Чайниковым), вышло в свет 40 книг на удмуртском языке, издавалась газета «Гудыри» («Гром»). Из воспоминаний Надежды Антоновны Герд, жены поэта:

«В 1920 году в Сарапуле состоялся первый учительскийсъезд, на который нас пригласил Кузебай вместе с моей тетей Феней (Федосьей Ивановной Ирисовой), тоже учителем. Это был незабываемый съезд.

Весь цвет Удмуртии съехался как бы на смотр. Все молодые, красивые, много выдающихся людей, которые вошли в историю. Это был первый слой удмуртской интеллигенции, первые звездочки на удмуртском небосклоне. Были крупные люди: Борисов, Михеев.

На съезде мы еще больше сблизились с Гердом. А познакомились мы раньше, в Мултане, у моей тети Фени. Он, кстати,рекомендовал меня в Вятский педагогический институт, работая в то время инспектором

школ по Малмыжскому уезду.

В зимние каникулы мы приехали домой, в Мултан. Кузебай тоже приехал в Мултан проводить занятия на курсах повышения квалификации учителей.

Остановился у тети Фени, папиной сестры, которая прежде работала в районо секретарем-машинисткой. Две недели мы провели с ним вместе, резвились, как дети, дурачились, а когда пришел конец каникулам, он мне сделал предложение. Но со свадьбой не торопил, дал возможность учиться.

Я уехала снова в Вятку. Он писал письма, которые хотелось читать без конца, они звучали, как музыка.

Мы полюбили друг друга. В августе состоялась наша свадьба в Мултане, в моем селе. После свадьбы поехали в Сарапул, так как Кузебай работал в Вотском комиссариате. Первое удмуртское правительство было создано в 1920 году. Здание правительства находилось рядом с милицией по улице Первомайской. Мы жили в нижнем этаже, а в верхнем был комиссариат. В этом доме жили Иосиф Алексеевич Наговицын, Трофим Кузьмич Борисов, Петр Афанасьевич Стрелков и наша семья.

Кузебай много рассказывал об Иосифе Алексеевиче, с которым до нашей женитьбы жил в одной комнате. Например, из командировок Наговицын приезжал то без пальто, то без валенок, то без шапки, вообще не мог терпеть, когда видел страдание людей и помогал им, чем мог. Несмотря на свой высокий пост Председателя Совнаркома, он всегда был прям в обращении с людьми, был вежлив и внимателен.

В 1920 году образовалась Вотская автономная область.

Мы с Кузебаем уехали из Сарапула и работали учителями в деревне Покчи-Вуко. Наговицын был назначен В. И. Лениным председателем горисполкома.

Впоследствии его вызвали в Москву и назначили наркомом в Комиссариат социального обеспечения. Кузебай был послан на учебу в Москву, где снова встретился с Наговицыным.

С 1922 по 1925 год мы жили в Москве. Под руководством Кузебая был создан хор, мы выступали на ВДНХ. Кузебай в одежде старика-удмурта играл на гуслях. Хор был очень хорош.

В Москве Герд был не только студентом, но и читал лекции, работал в редакции. По окончании Литературного института Герд закончил аспирантуру и должен был ехать в Германию, даже виза была готова на трех человек. (В Москве в 1924 году у нас родилась дочь Айно)».

Большое значение в истории образования Удмуртской автономии имела Всероссийская конференция коммунистов-удмуртов, которая состоялась в Сарапуле 6-11 июня 1920 года. Основным вопросом конференции стало создание автономии удмуртского народа. Было отмечено: «Удмуртский народ не участвует в строительстве Советской власти. Главным тормозом является его некультурность, отсталость. Большая часть удмуртского населения неграмотна. Единственный выход — самоопределение удмуртского народа путем создания Вотской автономной единицы».

Мнения по этому вопросу разделились. Большинство (27 против 25) во главе с комиссаром по делам удмуртов И. А. Наговициным высказались против немедленного осуществления этого проекта, склоняясь к ожиданию команды из центра. Группа делегатов — сторонников Т. К. Борисова — была настроена крайне негативно против такой политической нерешительности. И делегатами было решено доложить о дискуссии конференции Центральному комитету партии.

В этот период на территории Удмуртии складывалась довольно сложная ситуация: с одной стороны, существовал Удмуртский комиссариат, с другой — губернские, уездные и волостные органы Советской власти.

Сарапул имел к образованию удмуртской автономии двойственное и противоречивое отношение. С одной стороны, это место, где проходили почти все съезды и конференции (кроме вышеуказанных, также проходили I съезд национальных меньшинств Сарапульского уезда с 29 сентября 1919 года, I Всероссийская конференция женщин-удмурток 26-29 декабря 1920 года), здесь размещался и активно работал Удмуртский комиссариат. А с другой стороны, именно Сарапульский Уком (уездный комитет) партии пытался препятствовать созданию автономии удмуртов. Руководствуясь тем, что в городе находились некоторые советские органы губернского характера, он выступал за образование собственной Прикамской губернии.

15 июня 1920 года в Сарапуле открылся I Всероссийский съезд учителей-удмуртов (именно о нем вспоминает Надежда Герд). И на нем также бурно обсуждалась идея автономии.

В Комиссариате не было единого мнения по поводу формы будущей автономии, что это будет: республика, область или трудовая коммуна.

По докладу И. А. Наговицына «О состоянии дел к организации автономии» в ЦК РКП(б) в Наркомнаце было признано целесообразным создать административно-территориальную автономию удмуртского народа в виде автономной области. В результате проделанной работы к августу 1920 года был подготовлен проект автономной области.

И 2 ноября 1920 года Совет народных комиссаров постановил: «Образовать автономную область вотякского народа». 4 ноября 1920 года Всероссийский Центральный исполнительный комитет это постановление утвердил. Эту дату официально и принято считать днем образования удмуртской автономии.

В год 100-летия государственности удмуртского народа в историко-краеведческом музее Сарапульского музея-заповедника работает выставка, на которой представлены памятники материальной культуры народов, населяющих нашу многонациональную республику.

Составила М. Шитова, по материалам

Сарапульского музея-заповедника,

Архива г. Сарапула,

газеты «Красное Прикамье»